ferrum_glu
То, что нас не убивает - убивает НЕ НАС
Копирую себе сюда краиний вариант статьи, чтобы не дай Юникрон утерять яго :)

И.М. Левашкина, С.В. Серебрякова, Т.Г. Грибанова, В.В. Кожевникова, С.С. Алексанин

Возможности диффузионно-тензорной магнитно-резонансной томографии в комплексной оценке когнитивных расстройств у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде (клинико-лучевые сопоставления)
Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России
(Россия, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2)

Реферат

В отдаленном периоде у ликвидаторов последствий аварии (ЛПА) на ЧАЭС отмечаются частые проявления расстройств когнитивной сферы, что может быть следствием органического поражения структур головного мозга при дисциркуляторной энцефалопатии (ДЭ). Методика диффузионно-тензорной магнитно-резонансной томографии (ДТ-МРТ) позволяет производить количественную оценку состояния белого вещества головного мозга. Выявление изменений в структурах мозга, отвечающих за когнитивную функцию, является актуальным для определения степени их вовлечения в дегенеративный процесс и для прогнозирования течения сосудистой деменции у таких пациентов.
Произведено сопоставление результатов ДТ-МРТ с данными нейропсихологического тестирования в группе лиц, подвергшихся комплексу воздействий факторов аварии на ЧАЭС (основная группа, ОГ) и пациентов контрольной группы, не имеющих в анамнезе последствий ликвидации радиационной катастрофы (контрольная группа, КГ).
При сравнении пациентов с когнитивными нарушениям (КН) в ОГ и КГ статистически достоверное (p < 0,05) снижение коэффициента фракционной анизотропии (КФА) в белом веществе головного мозга было выявлено у ЛПА в височных долях и переднем бедре внутренней капсулы. Это свидетельствует о чувствительности данных отделов к воздействию комплекса факторов ликвидации аварии в отдаленном периоде.
При сравнении значений КФА у пациентов без КН в обеих группах, в группе ЛПА, в отличие от такой же подгруппы пациентов КГ, выявлено более выраженное снижение анизотропии в лобных, височных долях и переднем бедре внутренней капсулы. Это указывает на поражение данных структур уже на доклинической стадии КН.
Ключевые слова: Чернобыльская АЭС, ликвидатор последствий аварии (ЛПА), магнитно-резонансная томография (МРТ), диффузионно-тензорная МРТ (ДТ-МРТ), фракционная анизотропия (ФА), когнитивные нарушения.

Введение

По данным многочисленных исследований, в отдаленном периоде у ликвидаторов аварии на ЧАЭС наблюдается значительный рост цереброваскулярных заболеваний. Многие динамические клинические исследования выявляют трансформацию вегетативно-сосудистой дисфункции, наблюдавшейся в более ранние периоды после воздействия радиации, в дисциркуляторную энцефалопатию (ДЭ), наблюдаемую в более поздний период. В отдаленном периоде у данного контингента больных отмечается прогрессирующее течение и раннее формирование психо-органических нарушений в виде когнитивных нарушений (КН) с быстрым переходом из легкой формы в более тяжелую, что значительно снижает качество жизни.
Именно ДЭ, как следствие артериальной гипертензии, поражения церебральных артерий и дисметаболических нарушений, является основной причиной постепенного истощения когнитивной сферы у ЛПА. Выявляемый астено-вегетативный синдром может быть следствием сосудистого поражения головного мозга, возникающего в определенной связи с воздействием радиации, но в основном в условиях длительного стресса или чрезвычайной ситуации [2], [6].
Подобная психоневрологическая симптоматика, определяемая у данного контингента больных на фоне сосудистой патологии мозга, нередко сочетается с пирамидными нарушениями, и связана уже не с функциональными, а с органическими изменениями белого и серого вещества полушарий, и глубинных (лимбическая система и ретикулярная формация) отделов головного мозга.
Диагностика когнитивных нарушений требует комплексного обследования центральной нервной системы, в котором важное место занимает магнитно-резонансная томография (МРТ). При рутинном МР-исследовании у ЛПА диагностируется диффузное двустороннее поражение белого вещества (лейкоэнцефалопатия), множественные очаги глиоза дистрофического и дисциркуляторного характера, перивентрикулярный лейкоареоз, заместительная внутренняя и наружная гидроцефалии, что, в целом, характерно для возрастной патологии при хронических нарушениях мозгового кровообращения [3].
Однако, определить, какие именно структуры головного мозга пациентов связаны с наличием когнитивной дисфункции, с помощью традиционных методов МРТ не представляется возможным. Исследования подобного рода требуют внедрения в практику современных методов структурной визуализации, одним из которых является диффузионно-тензорная МРТ (ДТ-МРТ).
ДТ-МРТ – методика прижизненной количественной и качественной оценки направленности диффузии воды в мозге человека, позволяющий изучать структуру проводящих путей. Этот метод позволяет реконструировать трехмерные изображения трактов белого вещества головного мозга и производить количественную оценку их состояния с помощью определения коэффициентов, характеризующих диффузионный процесс [5].
Визуализация направленного движения протонов отображается на картах диффузионного тензора в виде эллипсоидов, маркированных цветом. Тензор диффузии определяется величиной и направлением диффузии молекул воды в трехмерном пространстве, позволяя получить данные о величине анизотропии и направления диффузии в каждом элементе изображения, обладающим трехмерными координатами. В простейшей форме фракционная анизотропия диффузии и визуализация направлений диффузионного движения молекул воды в тканях осуществляется окрашиванием определенным цветом пикселов в зависимости от ориентации их собственного вектора. На цветных картах фракционной анизотропии с помощью цвета кодируются направления проводящих путей: красным по оси Х – комиссуральные тракты, зеленым по оси Y – ассоциативные тракты, синим по оси Z – проекционные тракты [4].
Наиболее важным количественным параметром является коэффициент фракционной анизотропии (КФА). Его снижение является достоверным маркером повреждения миелиновой оболочки аксона. С помощью измерения этого и других количественных показателей открывается способ обнаружения микроструктурных нарушений проводящих путей, невидимых с помощью стандартных импульсных последовательностей при МРТ [9]. В результате, появляется возможность с помощью ДТ-МРТ выявить и оценить «морфологический субстрат» когнитивных нарушений в виде конкретных зон снижения коэффициента фракционной анизотропии.
Клинические работы, исследующие когнитивные расстройства у ЛПА с применением диффузионно-тензорной МРТ, на данный момент в современной литературе отсутствуют. Вопрос о морфологических факторах, обуславливающих быстрое формирование когнитивных нарушений у ЛПА, также недостаточно изучен. Таким образом, представляется актуальным проведение комплексного исследования, направленного на клинико-лучевые сопоставления различных методик, выявляющих особенности развития данной патологии.

Материал и методы

Во Всероссийском центре экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России (Санкт-Петербург) за период 2015-2017 гг. было обследовано 58 ЛПА на ЧАЭС (основная группа, ОГ), а также 43 пациентов с проявлениями ДЭ, не принимавших участия в ликвидации, которые составили контрольную группу (КГ). Средний возраст пациентов ОГ был 63,4  1,1 года, КГ - 62,3  1,3 года. У всех пациентов была диагностирована ДЭ I или II степени. В анамнезе пациентов ОГ острых лучевых поражений зарегистрировано не было. Участники исследования давали информированное согласие на его проведение.
Пациентам ОГ и КГ была проведена высокопольная МРТ с применением методики ДТ-МРТ и измерением коэффициента фракционной анизотропии в различных структурах головного мозга. Исследование проводилось на томографе «Magnetom Verio» с напряженностью магнитного поля 3 Тл. При выполнении диффузионно-тензорной МРТ использовалась импульсная последовательность DTI с измерением диффузии в 12-ти направлениях с параметрами: TR = 4200 мс, ТЕ = 109 мс, FOV=230х230 мм, толщина среза – 4 мм, количество срезов – 25, различные значения фактора взвешенности для каждого из 12 направлений измеряемой диффузии, длительность исследования - 3 минуты 59 секунд. Полученные изображения обрабатывались с использованием встроенной постпроцессорной программы Neuro 3D, которая включала в себя построение карт фракционной анизотропии, карт измеряемого коэффициента диффузии и карт диффузионного тензора. Использование различных карт при проведении постпроцессорной обработки давало возможность получить конкретное количественное значение КФА в любой выбранной области интереса. Измерение КФА проводилось в различных зонах интереса, включая пучки проводящих путей и базальные ядра.
Были обследованы следующие области: верхний продольный пучок (в области семиовальных центров), лучистый венец, внутренняя капсула (переднее бедро, колено, заднее бедро), мозолистое тело, нижний продольный пучок, нижний лобно-затылочный пучок, таламус, ножки мозга, варолиев мост. Средние показатели ФА были получены для пациентов в одних и тех же анатомических структурах и взяты билатерально. Выделение зон интереса производилось вручную, области измерения КФА выбирались с помощью подробных атласов анатомии. Для того, чтобы исключить захват в зону интереса волокон соседних трактов, использовались цветные и черно-белые карты фракционной анизотропии. Они позволяли точно определить границы исследуемого региона.
В клинически значимой зоне выбиралось несколько точек измерений на смежных срезах, и из них рассчитывалось среднее значение. Если зона интереса была протяженной (например, нижний продольный или нижний лобно-затылочный пучок) – она оконтуривалась на нескольких срезах с автоматическим определением КФА по всей длине тракта. Затем, внутри оконтуренной зоны выбиралось несколько произвольных точек измерений, и из всех показателей рассчитывалось среднее значение фракционной анизотропии (Рис.1).

Рис. 1. Цветная карта фракционной анизотропии. Выбранная зона измерения КФА на одном срезе в аксиальной проекции (красный цвет) соответствует нижнему лобно-затылочному пучку левого полушария. Анизотропия измерялась по ходу пучка и в произвольно выбранных точках внутри оконтуренной зоны (зеленый, розовый и желтый цвета).

Оценку нарушений когнитивных функций проводили по результатам нейропсихологического тестирования, включавшего: краткое исследование психического статуса по шкале MMSE (англ. Mini-Mentаl State Examination - MMSE) [8] и батарее лобной дисфункции (англ. Frontal Assessment Battery – FAB) [7]. Интерпретация результатов тестов проводилась с участием нейропсихолога. Данные шкалы в настоящее время рекомендуются большинством современных экспертов в области когнитивных нарушений для широкого использования в повседневной клинической практике [1].
Математическую обработку результатов проводили с использованием приложения Excel for Windows. Проверка гипотез о влиянии тех или иных факторов на уровень значений КФА проводилась для трактов, в которых отклонение между средними значениями для разных подгрупп превышало 5%. Выборки, для которых определялся P-уровень достоверности гипотез, подчинялись условно нормальному распределению (средние значения, медианы и моды в каждой из них имели близкие значения, с отклонениями в рамках статистической погрешности). Для определения P-уровня достоверности гипотез использовался t-критерий Стьюдента.

Результаты

Основными условиями формирования ОГ и КГ были: сходность этих групп по возрасту, наличие одинаковой средней степени ДЭ (I и II степени) и сопоставимость уровня когнитивных нарушений (средние значения результатов MMSE и FAB находились в одном диапазоне).
После применения методики ДТ-МРТ сравнивались значения КФА в каждом тракте между различными подгруппами ОГ и КГ. Рассматривались все вышеперечисленные структуры головного мозга. С помощью методов математической статистики проверялись несколько гипотез: взаимосвязь степени поражения каждого тракта с возникновением когнитивной дисфункции, обусловленной ДЭ; различия в поражении трактов у ЛПА и у пациентов КГ.
По результатам нейропсихологического тестирования пациенты были разделены в пределах своих групп на две подгруппы. В первую подгруппу вошли пациенты без нарушений когнитивных функций (28 - 30 баллов по MMSE, 17-18 по FAB). Во вторую подгруппу были включены пациенты с умеренными когнитивными нарушениями (24 - 27 баллов по MMSE, 12-16 по FAB) и наличием деменции легкой степени (20 - 23 балла по MMSE, 16-11 по FAB).
В КГ, при сравнении подгрупп с КН и без них, отмечалось снижение анизотропии с высокой достоверностью (р < 0,05) в следующих зонах: в области передних отделов лучистого венца (белое вещество лобных долей), в переднем бедре внутренней капсулы (лобно-таламический путь), в области нижнего продольного пучка (белое вещество височных долей).
В основной группе (ЛПА) достоверное различие (р < 0,05) в снижении КФА отмечались в тех же областях, что и в КГ, однако, в трактах переднего бедра внутренней капсулы (лобно-таламический путь), снижение КФА было более выраженным, что показано в таблице 1.

Таблица 1.
Зоны головного мозга, отмеченные наиболее значимыми отклонениями между средними значениями КФА у пациентов с наличием или отсутствием когнитивных нарушений в основной и контрольной группе.


Анатомическая зона Основная группа (ЛПА) (58 чел), среднее значение КФА


Р Контрольная группа (43 чел), среднее значение КФА


Р
Пациенты с КН (36 чел)
ММSE 26 ± 0,15
FAB 16 ± 0,14 Пациенты без КН (22 чел)
ММSE 29 ± 0,04
FAB 18 ± 0,03 Пациенты с КН (16 чел)
ММSE 27 ± 0,2
FAB 16 ± 0,3 Пациенты без КН (27 чел)
ММSE 29 ± 0,14
FAB 18 ± 0,09
Лобные доли, передние отделы лучистого венца (правое полушарие) 310 ± 7 330 ± 2 < 0,01 306 ± 9 359 ± 7 < 0,01
Лобные доли, передние отделы лучистого венца (левое полушарие) 305 ± 7 328 ± 2 < 0,01 303 ± 14 371 ± 11 < 0,01
Височные доли (правое полушарие) 364 ± 12 390 ± 3 < 0,05 454 ± 14 522 ± 11 < 0,01
Височные доли (левое полушарие) 391 ± 10 423 ± 3 < 0,01 474 ± 13 549 ± 12 < 0,01
ПБ внутренней капсулы (правое полушарие) 555 ± 14 595 ± 3 < 0,01 589 ± 13 663 ± 13 < 0,01
ПБ внутренней капсулы (левое полушарие) 536 ± 16 609 ± 4 < 0,01 578 ± 12 654 ± 12 < 0,01

Полученные данные говорят о том, что повреждение белого вещества лобных, височных долей и переднего бедра внутренней капсулы имеет основное значение в патогенезе КН – как у ЛПА, так и у пациентов КГ, не испытавших в прошлом воздействие комплекса факторов аварии. Однако, степень различия коэффициентов ФА при сравнении двух подгрупп (с КН и без) была значительно выше в КГ. В группе ЛПА разница показателей между подгруппами была менее выражена, что может быть следствием начинающегося диффузного дегенеративного процесса в подгруппе ЛПА без КН уже на доклинической стадии.
Вторым этапом исследования было сравнение между собой подгрупп с КН и без КН в обеих группах. Области, отмеченные статистически достоверным снижением КФА, представлены в таблице 2.

Таблица 2.
Зоны головного мозга, отмеченные наиболее значимыми отклонениями между средними значениями КФА у подгрупп ЛПА и КГ без когнитивных нарушений и подгрупп ЛПА и КГ с когнитивными нарушениями.

Анатомическая зона Пациенты без КН (49 чел), среднее значение КФА

Р Пациенты с КН (52 чел), среднее значение КФА

Р
ОГ (ЛПА)
(22 чел) КГ
(27 чел) ОГ (ЛПА)
(36 чел) КГ
(16 чел)
Лобные доли, верхний продольный пучок (правое полушарие) 387 ± 5 424 ± 13 < 0,05 397 ± 12 410 ± 10 > 0,05
Лобные доли, верхний продольный пучок (левое полушарие) 398 ± 4 427 ± 12 < 0,05 417 ± 11 424 ± 9 > 0,05
Лобные доли, передние отделы лучистого венца (правое полушарие) 330 ± 2 359 ± 7 < 0,001 310 ± 7 306 ± 9 > 0,05
Лобные доли, передние отделы лучистого венца (левое полушарие) 328 ± 2 371 ± 11 < 0,001 305 ± 7 303 ± 14 > 0,05
Височные доли (правое полушарие) 390 ± 3 522 ± 11 < 0,001 364 ± 12 454 ± 14 < 0,001
Височные доли (левое полушарие) 423 ± 3 549 ± 12 < 0,001 391 ± 10 474 ± 13 < 0,001
ПБ внутренней капсулы (правое полушарие) 595 ± 3 663 ± 13 < 0,001 555 ± 14 589 ± 13 < 0,05
ПБ внутренней капсулы (левое полушарие) 609 ± 4 654 ± 12 < 0,001 536 ± 16 578 ± 12 < 0,05

При сравнении подгрупп без КН представители ЛПА демонстрировали существенное снижение КФА в лобных долях (в том числе и в области верхнего продольного пучка), височных долях и переднем бедре внутренней капсулы, по сравнению с пациентами КГ. В тоже время, при сравнении подгрупп с КН значительное снижение КФА отмечалось у ЛПА в основном в височных долях и переднем бедре внутренней капсулы.

Обсуждение

Методика ДТ-МРТ позволяет определить наличие и дать количественную оценку микроструктурным изменениям проводящих путей головного мозга, невидимых с помощью стандартных импульсных последовательностей при рутинной МР-томографии.
Проведенное нами исследование выявило связь между поражением белого вещества головного мозга в виде зон снижения фракционной анизотропии, и результатами нейропсихологического тестирования, клинически выявившими патологические изменения когнитивной сферы у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС.
У пациентов, имеющих в анамнезе когнитивную дисфункцию, отмечалось снижение КФА в трактах лобных, височных долей и переднего бедра внутренней капсулы. Снижение КФА наблюдалось в большей степени по ассоциативным волокнам, связывающим различные доли одного полушария.
В подгруппе пациентов ЛПА, не имеющих когнитивных нарушений, в отличие от аналогичной подгруппы пациентов с ДЭ, уже на доклинической стадии выявлялись микроструктурное поражение лобных и височных долей. Данные изменения не определялись ни клиническими методами (нормальные показатели при тестировании), ни методами рутинной МРТ (изменения в белом веществе мозга неспецифичны – очаги глиоза, умеренные атрофические изменения вещества мозга). Маркером же уже имеющегося повреждения трактов белого вещества служил лишь КФА, определяемый при ДТ-МРТ, который достоверно снижался в данных областях у ЛПА.
Также важной зоной для клинического проявления КН у пациентов с ДЭ, вне зависимости, подвергались ли они воздействию комплекса факторов аварии или нет, является переднее бедро внутренней капсулы. Это подтверждает мнение, что функционально значимыми для когнитивных функций являются в основном лобные доли и проводящие пути, связанные с таламусами и с лимбической системой.
Таким образом, выявленные у ЛПА изменения в белом веществе головного мозга сходны с подобными у пожилых людей с сосудистой патологией головного мозга. Однако, они протекают более выражено и могут быть зафиксированы с помощью ДТ-МРТ еще до появления жалоб пациентов на снижение когнитивных функций, поддерживая гипотезу раннего старения мозга у данного контингента больных, вызванного комплексом воздействия аварии: хроническим стрессом, малыми дозами радиации и прочими факторами.
Результаты проведенного исследования позволяют рекомендовать метод структурной визуализации ДТ-МРТ как дополнительный к клинико-психопатологическому методу исследования головного мозга пациентов, подвергшихся комплексу воздействий факторов аварии на ЧАЭС в отдаленном периоде.

Литература

1. Захаров В.В. Нервно-психические нарушения: диагностические тесты / В.В. Захаров, Т.Г. Вознесенская М.: МЕДпресс-информ, 2013. 320 с.
2. Идрисов К.А., Краснов В.Н. Клинико-динамические и эпидемиологические аспекты депрессивных расстройств в условиях длительной чрезвычайной ситуации // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2015. № 4. С. 65–69.
3. Левашкина И.М., Серебрякова С.В. Возможности высокопольной магнитно-резонантской томографии в оценке дегенеративных изменений головного мозга у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. 2016. № 4. С. 98–103.
4. Левашкина И.М., Серебрякова С.В., Ефимцев А.Ю. Диффузионно-тензорная МРТ — современный метод оценки микроструктурных изменений вещества головного мозга (обзор литературы) // Вестник СПбГУ. Серия 11. Медицина. 2016. Вып. 4. С. 39–54.
5. Потапов А.А., Горяйнов С.А. Длинные ассоциативные пути белого вещества головного мозга: современный взгляд с позиции нейронаук // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко. 2014. Т. 78. №5. С.66-77.
6. Холодова Н. Б. Неврологические, нейропсихологические и нейрофизиологические проявления преждевременного старения у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: дисс. ... доктора мед. наук. Москва., 2011. 132с.
7. Dubois В., Slachevsky A., Litvan I. et al. The FAB: A frontal assessment battery at bedside / В. Dubois [et al. // Neurology. 2000. Vol. 55, №11. P. 1621-1626
8. Folstein M.F. Mini-Mental State: a practical guidefor grading the mental state of patients for the clinical / M.F. Folstein, S.E. Folstein, P.R. McHugh // J Psych Res. 1975. Vol. 12. P. 189-198.
9. Jones, D.K. Studying connections in the living human brain with diffusion MRI. / Derek K. Jones // Cortex. 2008. Vol. 44, N8. P. 936–952.


I.M. Levashkina, S.V. Serebryakova, T.G. Gribanova, V.V. Kozhevnikova, S.S. Аleksanin
Diffusion Tensor MRI Potential of Integrated Assessment for Chernobyl Accident Liquidators' Cognitive Disorders at the Remote Period (Clinical and Radiological Juxtapositions)
The Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine
EMERCOM of Russia (Russia, 194044, St. Peterburg, Academica Lebedeva Str., 4/2)

Irina Mikhaylovna Levashkina – rentgenologist MRI, The Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine EMERCOM of Russia (Academica Lebedeva Str., 4/2, St. Peterburg, 194044, Russia),
е-mail: levashkina.ldc@yandex.ru
Svetlana Vladimirovna Serebryakova – Dr. Med. Sci., head of MRI Department, The Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine EMERCOM of Russia (Academica Lebedeva Str., 4/2, St. Peterburg, 194044, Russia), е-mail: medicine@arcerm.spb.ru
Tatyana Gennadievna Gribanova – rentgenologist MRI, The Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine EMERCOM of Russia (Academica Lebedeva Str., 4/2, St. Peterburg, 194044, Russia), е-mail: gribanovatg@mail.ru
Valentina Vladimirovna Kozhevnikova – Researcher, Department of Clinical Neurology, The Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine EMERCOM of Russia (Academika Lebedeva Str., 4/2, St. Peterburg, 194044, Russia), e-mail: vakozhevnikova@yandex.ru
Sergey Sergeevich Aleksanin – Dr. Med. Sci., Prof., Director, the Nikiforov Russian Center of Emergency and Radiation Medicine EMERCOM of Russia (Academica Lebedeva Str., 4/2, St. Peterburg, 194044, Russia), Honored Doctor of the Russian Federation, е-mail: medicine@arcerm.spb.ru

Abstract

Many of Chernobyl Accident Liquidators are suffering from cognitive disorders. The reason can be the organic brain structures damage with encephalopathy manifestations. Diffusion-tensor Magnetic Resonance Imaging (DT-MRI) methods provide quantitative evaluation of the white matter of brain. Changes detection in the brain structures that are responsible for cognitive functions is core for understanding their involvement in the degenerative processes, as for as vascular dementia prognosis.
In the study results below present a juxtaposition of DT-MRI results and neuropsychological examination for Chernobyl Accident Liquidators (primary group), and control group – patients, who are not suffering from radiation exposure and other Chernobyl liquidation factors.
Comparing patients with cognitive disorders in both groups, it was found statistically reliable (p < 0,001) decrement of the Fractional Anisotropy (FA) Coefficient in primary group for the temporal lobe and in the internal capsule. This fact confirms this brain structure role in pathogenesis of cognitive disorders in primary group.
Comparing patients without cognitive disorders in both groups, it was found statistically reliable (< 0,05) decrement of FA Coefficient in brain frontal lobe, temporal lobe and in the internal capsule. This fact can be explained by sensitivity of those brain structures to Chernobyl Accident liquidation factors and their consequences. It is also a proof that primary group patients without cognitive disorders can already have those structures damaged before their clinical manifestations.

Key words: Chernobyl Nuclear Power Plant, Chernobyl Accident Liquidator, Magnetic Resonance Imaging (MRI), Diffusion-Tensor MRI (DT-MRI), Fractional Anisotropy (FA), cognitive disorders.


References

1. Zakharov V.V., Voznesenskaya T.G. eds. Nervno-psikhicheskie narushenija: diagnosticheskie testy [Neyropsykhiatric Disorders: Diagnostics Tests]. Moskwa: MEDPress-Inform [Moscow: MEDPress-Inform] 2013. (In Russ.)
2. Idrisov K.A., Krasnov V.N. Kliniko-dinamicheskie i epidemiologicheskie aspekty depressivnykh rasstroistv v usloviyakh dlitel'noi chrezvychainoi situatsii [Clinical/dynamic and epidemiological aspects of depressive disorders in the protracted emergency situation]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova [S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatry]. 2015. N 4. Pp. 65–69. (In Russ.)
3. Levashkina I.M., Serebryakova S.V. Vozmozhnosti vysokopolnoy MRT v otsenke degenerativnykh izmeneniy golovnogo mozga u likvidatorov posledstviy avarii na Chernobylskoy AES v otdalennom periode [High field MRI potential for brain degenerative processes assessment of Chernobyl accident liquidators at the remote period]. Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. [Medical-Biological and Socio-Psychological Problems of Safety in Emergency Situations]. 2016. N 4. Pp. 98–103.
4. Levashkina I. M., Serebryakova S. V., Efimtsev A. Yu. Diff usion-tensor MRI — the most up-to-date method to research microstructual changes in white matter (publications’ review). Vestnik SPbSU. Series 11. Medicine, 2016, issue 4, pp. 39–54.
5. A. A. Potapov, S. A. Goriaĭnov. Dlinnyje associativnyje puti belogo veshchestva golovnogo mozga: sovremenniy vzglyad s pozitsii neyronauk [Long-associative pathways of the white matter: modern view from the perspective of neuroscience] // Voprosy Neyrohirurgii im. N.N. Burdenko. [Problems of Neurosurgery named after N.N. Burdenko] 2014, Vol. 78. Р. 66-77.(In Russ.)
6. Kholodova N.B. Neurological, neuropsychological and neurophysiological manifestations of premature aging in Chernobyl Accident Liquidators: Dr. Med. Sci. diss. Moscow. 2011. 132 p.
7. Dubois В., Slachevsky A., Litvan I. et al. The FAB: A frontal assessment battery at bedside / В. Dubois [et al. // Neurology. 2000. Vol. 55, №11. P. 1621-1626
8. Folstein M.F. Mini-Mental State: a practical guidefor grading the mental state of patients for the clinical / M.F. Folstein, S.E. Folstein, P.R. McHugh // J Psych Res. 1975. Vol. 12. P. 189-198.
9. Jones, D.K. Studying connections in the living human brain with diffusion MRI. / Derek K. Jones // Cortex. 2008. Vol. 44, N8. P. 936–952.

Сведения об авторах

Левашкина Ирина Михайловна – врач-рентгенолог кабинета магнитно-резонансной томографии Всерос. центра экстрен. и радиац. медицины им. А.М. Никифорова МЧС России (Россия, 194044, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2), е-mail: levashkina.ldc@yandex.ru;
Серебрякова Светлана Владимировна – д-р мед. наук, зав. кабинетом магнитно-резонансной томографии Всерос. центра экстрен. и радиац. медицины (ВЦЭРМ) им. А.М. Никифорова МЧС России (Россия, 194044, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2), е-mail: medicine@arcerm.spb.ru;
Грибанова Татьяна Геннадьевна – врач-рентгенолог кабинета магнитно-резонансной томографии Всерос. центра экстрен. и радиац. медицины им. А.М. Никифорова МЧС России (Россия, 194044, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2), е-mail: medicine@arcerm.spb.ru;
Кожевникова Валентина Владимировна – науч. сотр. отд. клинич. неврологии Всерос. центра экстрен. и радиац. медицины им. А.М. Никифорова МЧС России (194044, Россия, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2); e-mail: vakozhevnikova@yandex.ru;
Алексанин Сергей Сергеевич – д-р мед. наук проф., директор Всерос. центра экстрен. и радиац. медицины им. А.М. Никифорова МЧС России (Россия, 194044, Санкт-Петербург, ул. Акад. Лебедева, д. 4/2), засл. Врач РФ, е-mail: medicine@arcerm.spb.ru.

Тел.: +7-931-308-44-25

@темы: Закрытые темы по науке