21:46 

Татина жутенькая сказка про сватовство Кощея

ferrum_glu
То, что нас не убивает - убивает НЕ НАС
Честно сказать, когда первый раз читала, вот в голову бы не пришло что Тата может так оригинально писать.

19.03.2018 в 21:43
Пишет tata_red:

фильм "Последний богатырь" меня очень порадовал. Настолько, что в голове зародилась идея написать что-нибудь про Кощея в стиле книги "Песни птицы Гамаюн", которую я очень люблю. Носила-носила я эту идею, и в январе она вылупилась.
А тут и зфб идет, ну я и отнесла текст в команду.

10.03.2018 в 20:21
Пишет WTF Koschey and Co 2018:

WTF Koschey and Co 2018: Внеконкурс





Название: Соприкосновение
Автор: WTF Koschey and Co 2018
Бета: WTF Koschey and Co 2018
Размер: мини, количество слов 1326 (с учетом эпиграфа и словаря)
Персонажи: Гамаюн птица вещая, Кащей Бессмертный, Марья Моревна
Категория: гет, джен
Жанр: сказка, АУ
Рейтинг: G - PG-13
Краткое содержание: сказка вещей птицы Гамаюн
Размещение: только после деанона
ВИЙ — царь подземного мира, сын Черного Змея, отец Горынь, Святогора, Златогорки, Бури Яги.

ГАМАЮН — птица вещая, говорун. Инкарнация Велеса — бога мудрости. Посланник богов — она пропевает книгу "Песен".

КАЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ (Трипетович) — сын Матери Сырой Земли, владыка темного царства, бог земледелия у племени, враждебного славянам, также — славянский Аид, царь царства мертвых. У греков ему соответствуют Триптолем и Аид. Противник Ярилы и Дажьбога.

КРИВДА — богиня, олицетворение всех темных сил, противница Правды.

НАВЬ — темная сила, управляющая миром, одновременно — загробный мир, "тот свет". Также — философское понятие, аналогичное понятию Инь в китайской философии, тамас в индийской философии (пассивные силы, пытающиеся сохранить мир неизмененным). Противостоит Яви.

ПРАВДА — богиня, олицетворение светлых сил, противница Кривды.

РАРОГ — сокол, огненная птица, инкарнация Сварожича-Семаргла. Рарог, согласно народным представлениям, мог появиться на свет из яйца, которое девять дней и ночей высиживает человек на печи.

РОД — Главный бог славянского пантеона, творец — "родитель" вселенной, всего видимого и невидимого мира. Вначале он был заключен в "мировом яйце", потом он разбил его. Род — наименее персонифицированное божество славянского пантеона — "отец и мать всех богов".

ФИНИСТ — сокол, птица-воин, инкарнация бога войны — Волха, защитник Руси.

ХОРС — бог Солнца и солнечного диска. Сын Сварога. Супруг Зари-Зареницы. Вместе с другими богами освобождал Перуна из заточения.

ЯВЬ — светлая сила, управляющая миром, одновременно — сам этот светлый мир, "белый свет". Также — философское понятие, подобное понятию Янь в китайской философии, раджасу в индийской философии (активные силы, пытающиеся изменить мир). Противостоит Нави.

ЯРИЛО — сын Матери Сырой Земли и Рода, бог земледелия, плодородия. Противник Кащея Трипетовича, был обращен Кащеем в Зайца, потом его расколдовала Буря-Яга.


Закатилось Красное Солнышко, закатилось за горы высокие, за леса закатилось дремучие, за моря закатилось плескучие. Собирались тут тучи грозные, птицы по небу разлетелись, звери по лесу разбежались, рыбы по морю разметались.
И тогда родила Мать Сырая Земля бога мощного и коварного — сына Вия Кащея Бессмертного.

"Песни птицы Гамаюн".



Потемнели тучи кудлатые, пригибалась к земле трава, выливалось из чашы море синее, с четырех сторон дули ветры жаркие, гул стоял над землею русскою. То летела всеведица, Гамаюн — птица мудрая.
Окружали ее, вопрошали старцы древние:
— Ты поведай нам, птица вещая, из каких земель к нам пожаловал царь Кащей, что бессмертный? Как с Марией-красой поступил он?
— Ничего не скрою, что ведаю...

В час, когда солнце ясное закатилось за землю теплую, в миг, когда тень без жалости Хорса светлого тьмой опутала, народился в миру Вия сын, долгожданный единственный. Наречен он Кащеем был, кость от кости взята, плоть от плоти отца.
Проносились года скоротечные, Явь и Навь переменно сменялися. Возмужал царь Кащей, стал достойным преемником. Но негоже царю без жены трон тяжелый просиживать. В путь-дорогу собрался Кащей, за Марией-красой он отправился. Стон идет по сырой земле — то его вороной тяжкой поступью нараспев отбивает шаг. Долго ли, коротко ли, преградила им путь башня девичья.

И молчит, Гамаюн, пригорюнилась. День молчит, два молчит, а на третий робко спрашивал самый древний дед:
— Расскажи, Гамаюн, что же дальше сделалось? Сватовство Кащеево чем закончилось?
Отвечала всеведица, еле слышно:
— Та история, что вы просите, так бесчинна и злокозненна, что противятся ей уста мои.
Ничего не скрою что ведаю...
Тяжкий вздох сбросил всю листву в мае месяце, полилась вновь песня ушедших лет.

Сватовство то Кащеево в грубой силе заключалося. Ночью темною ночью тихою выкрал он свет-Марию из башенки. Запечатал он ей уста заклинаньем безмолвия и увез в недра темные царства Виего.
Пировал весь подземный мир, свадьба царская бесновалася. Лишь девица Мария сидела очи долу да как саван бледна. Знать, не увидеть ей солнца милого, не познать сладость ветра свежего, не прожить жизнь в беспечной юности. Очерствела вмиг сердцем Мария, преисполнилась мыслей злокозненных. Не заметил Кащей перемены в жене, гордость грела его; обладания жар воспылал. Растянулся медовый месяц на года бесконечные. Но от горя в Марии нутро высохло, не могла подарить она сына царству подземному. В исступлении злобном заковал царь Кащей ее в подземелия хладные.
— Доживай, что отпущено, непригодная, навлекла лишь позор на меня.
Тут взмолилася Роду Мария да Яриле всезнающим:
— Допустить не позвольте бесчинству столь сильному одержать верх над дщерью вашею.
Мать сыра земля те молитвы по капелькам до Ярилы годами несла. Тронули те слова сердце доброе земледелия богу светлому, расколол он мать свою да извлек Марию из пещеры черной. Посмотрела Мария в глаза ему, и согрелось сердце ее льдистое. Как брала она Ярилу за руки, как славила его за спасение. Красота Марии покорила бога Ярилу, брал он в жены ее в колыбели земли-матери, обещал возродить к жизни девицу.
Но коварен Кащей царь подземный был, вызнал он, где Ярила Марию выхаживал. Взял он верный меч да коня и пошел справедливость нести.
— Гой еси, добрый молодец, ты по правде аль кривде живешь? То жену мою выкрал ты, незаконно ты с ней брачевался и от мужа желанного прячешь. А что моя воля то и ее будет, а желаю я Марию-красу вечно рядом с собою держать, во скончанье веков.
Разразилась битва великая, загремели слова бранные. Сила в Яриле больше была, но ведал Кащей заклинания. Обратил он Ярилу в зайца пугливого, да с собою забрал.
— Не с тем ты, Ярила, сошелся, не с тем силушкой мерялся, — и увез Марию обратно.
Во второй раз взмолилась несчастная:
— Посмотри, Рарог, птица-сокол, что творится под небом ясным. Злодеяния совершаются, дев крадут из дома мужнего.
Вознегодовал Рарог, путь коню преградил.
— Выходи, царь-Кащей, на битву славную, аль боишься ты света яркого?
Сбросил сокол одежды плотные, озарил луга, да выжег он взор девы смертной. Отшатнулась Мария, слепо шаря руками вокруг, да попала под меч безжалостный.
Хоть горяч был Рарог, да не смог одолеть холод смертный и злобу вечную. Обратил Кащей в утку сокола, да с собою забрал.
Ни жива ни мертва Мария лежит поперек кона враного, ослепленная да безрукая, еле теплится жизнь.
— Ты услышь меня, Финист-воин, на тебя вся надежда. Ты — защитник Руси бесстрашный, защити и меня от бед.
Так шептала она, и пена кровавая отмечала их тяжкий путь.
Пожалел Финист несчастную, всю истерзанную, ране красавицу. Перекрыл путь-дорогу Кащею, да с коня на ходу свалил. Но не зря царь-Кащей постигал мудрость магии черной, всю горячую жизнь Финиста он по капельке выдавил, да в яйцо заключил кровавое. Впредь наука будет героям вшивым, как тягаться с могучим Кащеем.
Долго ли, коротко ли, добрались они к той расщелине, из которой Ярила Марию крал. Насмехался Кащей над девицей:
— Вот неужто ты, малахольная, возжелала сбежать из сырых глубин? Трижды ты обесчестила мужа, Вием данного. Ты ослепла, лишилась рук, как змея ты рвалась вон из хватки. Станешь треглавым ты чудищем с жалкими крыльями вместо рук, и судьбою твоей будут тлен и забвение.
Собралась Мария с силами, оземь кинулась, да дитем разродилася.
— Есть тот, кто погибелью будет твоей — Ярилы светлого сын, любимый отпрыск мой. Пусть иголкою станет он, на конце которой смерть твоя, погибель черная.
Но слепая, безрукая, не смогла нанести удар иглой.
Насмехался Кащей над девицей:
— Вот неужто ты, скудоумная, супротив меня да с иглой пошла? Никогда не бывать тому. Заключаю иголку в яйцо кровавое, то яйцо в утку огненную, утку в зайца бесстрашного, ну а зайца в сундук. А тебя, змею-женушку, проучить хочу.
Поднимал Кащей свой могучий меч дважды, рассекал Марии головушку бедную. В тот же миг зазмеились шеи могучие, три главы клыками кривыми ощерились.
— Вот отныне и будешь так жить, нарекут тебя страхом летающим, ты для всех будешь грязной рептилией. Прославлять тебе царство мое, прославлять тебе имя мое, безпрестани. Непокорство, упрямство, тоска твои спутники.
И стеная, изрыгая серу и пламя, улетело чудовище.
И воскликнул Кащей:
— В той игле смерть моя, я запрячу сундук как следует. Не видать никому моей гибели, скоро все покорятся мне, и не будет народов разных, лишь одно Кащеево царство придет. Ныне и присно, и от века до века.

Замолчала всеведица, призадумались старцы дряхлые.
— Расскажи, Гамаюн, птица вещая. Все ты ведаешь, все замечаешь ты, ничего от тебя не укроется. Во каких лесах, во каких морях сундук тот покоится?
Отвечала всеведица:
— Тот сундук я с собою ношу, глубоко в перьях запрятан он, и не быть Кащееву царству.
Усмехались старцы древние, и плели заклинания темные, сетью той Гамаюн пленили они, и сундук доставали они.
— Лишь тогда к нам вернется Кащей, царь наш, как иголка сломается. И раскроются своды небесные, и разверзнется мать сыра земля, и придет Кащеево царство.
Ныне и присно, и от века до века.




URL записи

URL записи

@темы: Творчество, Фандом

URL
Комментарии
2018-03-19 в 21:48 

tata_red
Уронили Прайма на пол, оторвали Прайму лапу. Все равно его не брошу, потому что две антеннки. (с)
мяяя ^^

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Демиурга Феррум

главная